498240d0     

Пахомов Юрий - Спустя Несколько Времени



Юрий Пахомов
"СПУСТЯ НЕСКОЛЬКО ВРЕМЕНИ..."
1
Все осталось позади: гражданская панихида, похороны на Ваганьковском,
поминки.
Складнев тогда стоял в почетном карауле, что-то говорил, кому-то
выражал соболезнования, пожимал руки, но при этом испытывал странное
чувство, будто процедура не имеет к Андрею Назарову никакого отношения, а
хоронят другого, незнакомого ему человека.
С таким чувством он прожил неделю, а в воскресенье пошел на кладбище.
День выдался мерзкий. То и дело срывался мокрый снег.
Среди тесноты крестов и оград Складнев с трудом отыскал могилу
Назарова. Венки покрылись серой узорчатой наледью, рыжий могильный холм
потемнел, и трудно было поверить, что прошла всего неделя - так запущенно
было вокруг.
Фотографию Назарова, вставленную в рамку, залепило снегом. Складнев
рукавом куртки вытер стекло и тут, в затаенной глубине, под венками, увидел
букет свежих гвоздик. По-видимому, их принесли недавно.
У Складнева перехватило дыхание, он закашлялся и полез в карман за
платком...
Познакомились они на Севере, в старинном областном городе. Игорь
Николаевич Складнев, тогда молодой врач районной санэпидемстанции, приезжая
в город, всякий раз останавливался у своих приятелей - Лины и Валентина
Скворечниковых.
Жили Скворечниковы в деревянном доме на набережной. В доме были косые
полы, прожорли-вые печи. А в стылые зимы холодная часть дома - лестница на
второй этаж, коридор - покрывалась инеем, и половицы скрипели с каким-то
остервенением.
В тот день в городе он оказался по делу: на кафедре в медицинском
институте освобождалась должность младшего научного сотрудника и заведующий
кафедрой пригласил Складнева на беседу. Он знал его по студенческим научным
работам.
Но выяснилось, что заведующий заболел, принял Игоря Николаевича
заместитель, доцент, выслушал с недоумением и сухо порекомендовал
заниматься научной работой пока приватно, так сказать, без отрыва от
производства.
И то, что разговор происходил стоя и он, Складнев, выглядел этаким
жалким просителем, было унизительно.
В себя пришел только на набережной. От замерзшей реки веяло стужей и
безнадежностью. Быстро темнело. В поселок, где Складнев жил, возвращаться
было поздно, и он из автомата позвонил Скворечниковым.
- Игорь, ты? - обрадовалась Лина. - Как хорошо. Приходи немедленно, у
нас сегодня гости: писатель из Москвы и один газетчик. Ты, наверное, совсем
одичал в своей деревне?!
На квартире у Скворечниковых иногда собирались актеры, поэты,
художники. Бывали и столичные знаменитости. Складнев в такие вечера
старался не задерживаться, но сегодня ему было все равно. Лишь бы не
оставаться одному.
Назаров сразу не понравился. Громоздкий, с обвисшими плечами, грубым
большеротым лицом, он походил на грузчика с лесобиржи. Знакомясь, он
протянул руку, представился:
- Назаров Андрей.
Гость без улыбки задержал руку Складнева в своей руке, словно ожидая
эффекта от произнесенной фамилии. Игорю это не понравилось.
- Ловите исторический миг, ребята. Перед вами живой классик, -
многозначительно сказал газетчик, маленький, вертлявый, с черными
прыгающими глазками.
И Назаров, как показалось Складневу, подчеркивал свою значимость:
молчал и все поглядывал на часы. И видно было, что ему скучно и он не
знает, как бы поскорее уйти.
А Складневу было горько. Никогда еще он не чувствовал себя таким
одиноким.
Потом, часа, наверное, через три, случилось чудо: они как бы
уединились с Назаровым. "Как бы" - потому как и Лина, и ее муж Валентин, и
журн



Назад