498240d0     

Паустовский Константин - Акварельные Краски



Константин ПАУСТОВСКИЙ
АКВАРЕЛЬНЫЕ КРАСКИ
Когда при Берге произносили слово "родина", он усмехался. Он не
понимал, что это значит. Родина, земля отцов, страна, где он родился, - в
конечном счете не все ли равно, где человек поя-вился на свет. Один его
товарищ даже родился в океане на грузовом пароходе между Америкой и
Европой.
- Где родина этого человека? - спрашивал себя Берг. - Неужели океан -
эта монотонная равнина воды, черная от ветра и гнетущая сердце постоянной
тревогой?
Берг видел океан. Когда он учился живописи в Париже, ему случалось
бывать на берегах ЛаМанша. Океан был ему не сродни.
Земля отцов! Берг не чувствовал никакой привязанности ни к своему
детству, ни к маленькому еврейскому городку на Днепре, где его дед ослеп
за дратвой и сапожным шилом.
Родной город вспоминался всегда как выцветшая и плохо написанная
картина, густо засиженная мухами. Он вспоминался как пыль, сладкая вонь
помоек, сухие тополя, грязные облака над окраинами, где в казармах
муштровали солдат - защитников отечества.
Во время гражданской войны Берг не замечал тех мест, где ему
приходилось драться. Он насмешливо пожимал плечами, когда бойцы, с
особенным светом в глазах говорили, что вот, мол, скоро отобьем у белых
свои родные места и напоим коней водой из родимого Дона.
- Трепотня! - мрачно говорил Берг. - У таких, как мы, нет и не может
быть родины.
- Эх, Берг, сухарная душа! - с тяжелым укором отвечали бойцы. - Какой с
тебя боец и создатель новой жизни, когда ты землю не любишь, чудак. А еще
художник!
Может быть, поэтому Бергу и не удавались пейзажи. Он предпочитал
портрет, жанр и, наконец, плакат. Он старался найти стиль своего времени,
но эти попытки были полны неудач и неясностей.
Годы проходили над Советской страной, как широкий ветер, - прекрасные
годы труда и преодолений. Годы накапливали опыт, традиции. Жизнь
поворачивалась, как призма, новой гранью, и в ней свежо и временами не
совсем для Берга понятно преломлялись старые чувства - любовь, ненависть,
мужество, страдание и, наконец, чувство родины.
Как-то ранней осенью Берг получил письмо от художника Ярцева. Он звал
его приехать в муромские леса, где проводил лето. Берг дружил с Ярцевым и,
кроме того, несколько лет не уезжал из Москвы. Он поехал.
На глухой станции за Владимиром Берг пересел на поезд узкоколейной
дороги.
Август стоял жаркий и безветренный. В поезде пахло ржаным хлебом. Берг
сидел на подножке вагона, жадно дышал, и ему казалось, что он дышит не
воздухом, а удивительным солнечным светом.
Кузнечики кричали на полянах, заросших белой засохшей гвоздикой. На
Цолустанках пахло немудрыми полевыми цветами.
Ярцев жил далеко от безлюдной станции, в лесу, на берегу глубокого
озера с черной водой. Он снимал избу у лесника.
Вез Берга на озеро сын лесника Ваня Зотов - сутулый и завтенчивый
мальчик.
Телега стучала по корням, скрипела в глубоких песках.
Иволги печально свистели в перелесках. Желтый лист изредка падал на
дорогу. Розовые облака стояли высоко в небе над вершинами мачтовых сосен.
Берг лежал в телеге, и сердце у него глухо и тяжело билось.
"Должно быть, от воздуха"? - думал Берг.
Озеро Берг увидел внезапно сквозь чащу поредевших лесов.
Оно лежало косо, как бы подымалось к горизонту, а за ним просвечивали
сквозь тонкую мглу заросли золотых берез. Мгла над озером висела от
недавних лесных пожаров. По черной, как деготь, прозрачной воде плавали
палые листья.
На озере Берг прожил около месяца. Он не собирался работать и не взял



Назад