498240d0     

Паустовский Константин - Бросок На Юг (Повесть О Жизни - 5)



Koнстантин Георгиевич Паустовский
ПОВЕСТЬ О ЖИЗНИ - 5
"Бросок на юг"
Короткое объяснение
Эта книга - пятая по счету из автобиографического цикла "Повесть о жизни".
В ней мне пришлось "по ходу пьесы" отойти от России и перенести действие на
крайний юг - на Кавказ и в Закавказье.
Снова я попал в края, где только что установилась Советская власть. Так
случилось, что все время я с большими перерывами догонял движение революции на
юг. По этой причине ее развитие представляло для меня не прямую линию, а
причудливые петли и возвраты. Пережитое год назад возвращалось, но в ином виде
и с разными добавочными событиями.
Я оторвался от России почти на два года. Но не жалею об этом: я многое за
это время узнал.
Событий и людей в книге много, но все же гораздо меньше, чем было в
действительности.
По довольно разумным законам драматургии пьесы обычно делятся на несколько
точных частей.
Вначале - экспозиция, то есть введение читателя и зрителя в круг людей,
событий и пейзажа. Затем - развитие действия, после чего наступает кульминация
- высший подъем, взрыв, самая напряженная часть пьесы. Тогда зрители начинают
волноваться, привстают в креслах и даже вскрикивают.
В кино типичнейший пример кульминации - это погоня. Эти бешено скачущие
всадники (чтобы убить врага или спасти любимую девушку) обошлись мирной, в
особенности юной части человечества, довольно дорого и истрепали уйму нервов.
К сожалению, мы не знаем, как измеряется истрёпанность нервов. В наш
нервический век наука еще не дошла до того, чтобы найти способы этого
измерения.
Подлинная жизнь, описанная мною, как это ни кажется странным, сама по себе
сложилась в те годы по законам драматургии.
Первая книга ("Далекие годы") может быть названа экспозицией, неторопливым
введeнием к повествованию; вторая ("Беспокойная юность") дает развитие
действия; третья и четвертая ("Начало неведомого века" и "Время больших
ожиданий") соответствуют наибольшему напряжению, а пятая ("Бросок на юг")
приносит с собой некоторую разрядку. Это всегда происходит и в пьесах.
Драматург делает разрядку, чтобы зритель немного отдохнул. А затем подходит
закономерный конец.
Здесь сама жизнь устроила разрядку, некоторое отступление от основной
темы. Она перенесла автора на Кавказ с его пестротой событий, людей и природы
и, кроме того, наполнила жизнь южным жизнелюбием и юмором. На юге он не
иссякает ни при каких обстоятельствах и не отступает ни перед чем.
Благодарность читателю
Эту книгу я хочу начать с благодарности одному из читателей - отставному
капитану первого ранга А. И. Малову, живущему в Севастополе.
Капитан Малов проверил в предыдущей автобиографической повести "Время
больших ожиданий" все, что имело хотя бы косвенное отношение к морю, и прислал
мне несколько замечаний.
Обширные и живые познания капитана в морском деле придают его замечаниям
характер коротких морских рассказов. В письме капитана включены своего рода
небольшие исследования о цвете берегов северо-западного Крыма, о так
называемой "башне Ковалевского" под Одессой, служившей путеводным знаком для
штурманов, о многих подробностях морского дела, настолько интересных, что из
них неизбежно рождается морской романтизм.
Я приведу без всякого выбора всего три замечания, присланные мне
капитаном.
Из этих замечаний каждому станет ясно, как человек относится к своему
делу.
Прежде всего, он его уважает и не терпит по отношению к нему легкомыслия.
В одном месте книги я взял в кавычки слово "лоция". Это сейчас ж



Назад