498240d0     

Паустовский Константин - Черные Сети



К.Паустовский
ЧЕРНЫЕ СЕТИ
Над островом стояла осень. Она притапла дыхание - дым немногих
пароходов, дремавших в порту, величественными колоннами исчезал в небе.
Легкие флаги висели тяжело, как знамена.
Случилось то, о чем Семенов втайне мечтал. Из-за поломки руля пароход
задержался во Флиссингене - самом пустынном и самом безмолвном из всех
голландских портов.
Флиссингеы умер. Вода в его гаванях была прозрачная, как в колодцах. По
горизонту тянулась полоса черного дыма - то была большая морская дорога на
Антверпен и Роттердам. Но даже в бинокль нельзя было различить корпуса
океанских пароходов, величественных, как соборы. Они проходили мимо, забыв
о былой славе Флиссингена, торговавшего в старые времена черным бархатом,
золотом и бочками для испанских вин.
Семенов на пароходе был человеком случайным.
Он не был моряком, но принадлежал к немногочисленному разряду людей,
терзающихся всю жизнь мыслями о море. Он говорил о нем очень много.
На вопросы собеседников, почему он не стал моряком, Семенов ссылался на
плохое зрение. Он был близорук.
Семенов попал па пароход "Большевик" пассажиром. Первые недели плавания
принесли разочарование. Морские переходы казались монотонными, а стоянки в
портах были слишком коротки. Только во Флисспнгене Семенов вздохнул и
огляделся.
Можно было сидеть в кофейне, не прислушиваясь к пароходным гудкам, не
бросая недокуренных папирос, не оставляя официанту неразмененную бумажку
без сдачи. Семенов понял, что наблюдательность требует неторопливости.
Наблюдая, Семенов откладывал в памяти отдельные факты, и из них наконец
сложилось твердое на всю жизнь впечатление о Флиссингене как о городе
черных сетей. Флиссиигенские рыбаки всегда возвращались с пустыми сетями,
и сети эти были черного цвета. Пустыми они были потому, что рыбаки сдавали
рыбу в море на поджидавшие их шхуны, а черными - потому, что их
пропитывали смолой. Шхуны брали рыбу в море, чтобы скорее доставить ее в
ближайшие порты, и эта торопливость еще больше подчеркивала медлительность
жителей Флиссингена.
Недаром над дверью одного из домов Семенов прочел надпись, высеченную в
каменной плите:
КАК ЭТОТ ГОРОД, КОГДА-ТО СТОЛЬ НАСЕЛЕННЫЙ,
СДЕЛАЛСЯ ТАКИМ ПУСТЫННЫМ В НАШИ ДНИ?
Капитан "Большевика" Лобачев объяснял умирание Флиссингена очень
просто. По его словам, морские порты были самыми недолговечными городами.
Море меняет глубину, берега дышат, порты или мелеют, или поглощаются
морем, и нет такой силы, которая остановила бы это движение. Лобачев
перечислял Семенову целый список умерших портов, начиная с Карфагена и
кончая Таганрогом. Богатые порты превращаются в пруды, где мальчишки ловят
рыбу. От рассыпанного когда-то в изобилии зерна их набережные обращаются в
поля, в цветущие лужайки, а гавани становятся приютом для разоруженных и
догнивающих свой век парусных судов.
Лобачев был прав. Каждое утро Семенов видел толпу старух из богадельни,
половших траву на набережной. Флиссинген сопротивлялся неизбежному, но
трава росла буйно, как на кладбище. Старухи не поспевали за ее ростом. Они
пололи, сидя на маленьких бкамейках, низко опустив головы, и часто
засыпали.
Часть города была ниже моря. Ее защищали громадные валы, залитые
цементом. Около валов жили сторожа, их называли "строителями плотин".
Город был населен рыбаками, старухами и "строителями плотин" - как
будто больше никого не было. Один только раз Семенов встретил низенького и
плотного человека с живыми глазками, похожего на Бальзака. Жилет его был
рас



Назад