498240d0     

Певзнер Керен - В Поисках Голема



КЕРЕН ПЕВЗНЕР
В ПОИСКАХ ГОЛЕМА
Жара сводила с ума. Перед глазами плыло, от асфальта поднимались
дрожащие испарения, городские шумы доносились как сквозь вату. Кондиционер
не помогал. То есть в кабинете было прохладно, но я с ужасом представляла
себе свои первые шаги по коридору нашей "Вороньей слободки".
Интересно, почему в сохнутовских брошюрках об Израиле не сообщалось ни
слова о хамсинах? Там многословно описывались красоты и археологические
памятники Святой Земли, словно новые репатрианты стремились в Израиль
исключительно для того, чтобы полюбоваться развалинами иродова дворца, а о
погоде была только одна фраза: "Климат в Израиле мягкий, средиземноморский,
средняя температура воздуха 25 градусов Цельсия". Это как средняя
температура по больнице - никакой полезной информации.
Для тех счастливчиков, которые не знают, что такое хамсин, он же шарав,
он же суховей, расскажу: представьте себе, что вы получили приглашение
посетить сауну. Прекрасно! Давно пора заняться здоровьем, потерять парочку
килограммов и вообще, на следующий день небрежно бросить в курилке: "Вчера
был в сауне. И скажу я вам - ощущения, словно заново родился. Тело так и
поет!" Вы приходите в сауну, раздеваетесь в прохладном предбаннике,
обматываетесь полотенцем. Услужливый банщик открывает вам дверь, вы,
вздохнув полной грудью воздух, входите в сауну и... оказываетесь на улице.
Гадкий проныра, не дождавшись от вас чаевых (а откуда их вытащить, не из-под
полотенца же), вытолкнул вас, в чем есть, наружу. Но вдруг вы замечаете, что
хотя по улице и едут автомобили, вдоль дороги высажены деревья, магазинчики
торгуют всякой всячиной, воздух вокруг, как в сауне, раскаленный и
обволакивающий. А на редких пешеходах, еле-еле бредущих по солнцепеку,
надето не более, чем на вас.
И хотя в сауне можно оставаться не более четверти часа, иначе полный
конец, хамсин продолжается и три, и четыре дня; а потом куда-то прячутся
низкие серые облака, несущие парниковый эффект, начинает дуть легкий бриз с
моря, а двухметровые пыльные кусты алоэ расцветают оранжевыми метелками. Уже
не так часто слышатся вопли несущейся скорой - вот еще одного добил хамсин,
и можно позволить себе надеть нечто более ценное, не боясь вымочить одежду в
собственном соленом поту.
"Работать, Валерия, работать... Арбайтн!" - бормотала я, стуча по
клавишам. На экране возникало: "На подателя сего я, юридическое лицо,
возлагаю...", в голове крутилось "В сто сорок солнц закат пылал, в июль
катилось лето, была жара, жара плыла - на даче было это".
Но в том-то и дело, что на дворе стоял не июль, а середина мая, а я не
на даче, а в собственном кабинете на улице сиониста Соколова занимаюсь
распечаткой нотариального документа. Черт бы побрал эту работу!
Злобно отбросив в сторону невиноватую мышку, я встала, потянулась и
налила себе из чайника холодного чая. Он пах жестянкой, но мне было все
равно: всем известно, что поведение женщины во время хамсина ничем не
отличается от ее же поведения во время ПМС, то есть предменструального
синдрома. Мужчины, трепещите!
Зазвонил телефон.
- Контора Валерии Вишневской слушает, - рявкнула я в трубку.
- Дорогая, ты там не растаяла? - веселый голос любимого мужчины
совершил чудо: раздражение исчезло без следа.
- Вашими молитвами! Если я от чего и растаю, то только от твоего
голоса, милый.
- Подожди, не спеши таять, я скоро буду.
Денис ворвался ко мне в кабинет спустя полчаса. Несмотря на жару за
окном, он был свеж, благоухал "Кензо" и одет



Назад