498240d0     

Пепперштейн Павел - Кекс



Павел Пепперштейн
КЕКС
29 сентября 1985 года двое мужчин стояли возле высокого столика в
московской закусочной. За дождливыми окнами виднелся фасад Центрального
телеграфа, на котором - один из лучших экземпляров герба СССР.
Оба ели сметану из граненых стаканов и тихо, взволнованно беседовали. В
центре круглого столика размещалось блюдце, на нем - обыкновенный кекс.
Коричневатый, с запекшимися черными изюминками, сверху посыпанный сахарной
пудрой.
Речь шла о неожиданных политических изменениях в стране. Под конец
разговора, когда сметана была уже съедена, один из собеседников (тот, что был
ростом пониже) задумчиво сказал, глядя в окно:
- По идее, земной шар на гербе должен вращаться. Но тогда возникает вопрос
- должен ли он вращаться вместе с эмблемой серпа и молота, время от времени
унося ее за пределы нашего зрения? Или же он должен вращаться под эмблемой? В
первом случае восточное полушарие постоянно помечено этим клеймом, западное
полушарие всегда свободно. Во втором случае эмблема по очереди накрывает собой
оба полушария. Ведь социализм - это солнце.
- А все-таки она вертится, - ответил высокий. Оба засмеялись и ушли. Кекс
не был съеден. Только один раз высокий собеседник слегка ковырнул вершину
кекса алюминиевой ложкой, отщепив крошечный кусочек. После их ухода блюдце с
почти неповрежденным кексом какое-то время оставалось на столе. Потом его
убрала официантка.
В 1983 году двух писателей из диссидентской среды посадили по разным
статьям. До ареста они друг друга не знали. Один принадлежал к христианскому
кружку, спортсмен. А другой - хрупкого сложения, атеист. Познакомились в
следственной тюрьме, "на сборке". Потом встретились в лагере. Разговорились,
подружились. Впрочем, остальных они раздражали - все пересказывали друг другу
свои написанные и ненаписанные сочинения. Спортсмен печатался раньше за
границей, издал два романа - "Тяжеловесное солнце" и "Жизнь человеческих
людей". В этих романах он рассуждал о Боге и о том, что начальство и не
вспоминает про справедливость. Тот, что был хрупкого сложения, увлекался
математической логикой и ребусами, но сочетал это с антисоветчиной. Он написал
когда-то повесть "Фулюган из пятиконечного сквера", где надсмехался над
государством, но, одновременно, пытался решить один математический парадокс.
- Поймите, "сквер" по-английски значит "квадрат". "Пятиконечный сквер" -
это аберрация, - пытался он объяснить следователю.
- Вот отправят вас на общак, там вам покажут пятый угол. Там вам все
объяснят про "аберрацию", - раздраженно ответил следователь.
Разве следаку чего втолкуешь?
Случайно оба писателя были однофамильцами двух художников прошлого века.
Христианина звали Брюллов, худосочного - Сверчков. Подружились - водой не
разлить. Когда приблизилось время отправляться из лагеря в ссылку - они
попросились вместе. Начальника лагеря о чем-то просить - наивное, мягко
говоря, мероприятие. "Вместе? - спрашивает. - Ну, хорошо, отправлю вас в такое
место, где вы поймете, что такое "в месте". "В месте" как "в тесте". После
этого он, как говорят, отправил их в "особую зону" в Северном Казахстане, где
царствовал уголовник Пухти-Тухти и его брат Улан. Оба были буряты
колоссального роста, метра два с лишним каждый, с голыми лицами глиняного
цвета. Только Пухти-Тухта был очень толст, а Улан, наоборот, был гибким, как
цирковой акробат. В особой зоне вообще не было охраны, ни одного вертухая, не
было начальствия, кроме этих двух уголовников. Все им подчинялись



Назад