498240d0     

Переяслов Николай - Тень 'курска', Или Правды Не Узнает Никто



Николай ПЕРЕЯСЛОВ
Тень "Курска"
или
Правды не узнает никто
Роман
Автор выражает искреннюю благодарность газетам "Комсомольская правда",
"Жизнь", "Время", "Мир новостей", "Независимая газета", "Версия",
"Аргументы и факты", "Труд", "Собеседник", "Новая газета", а также журналам
"Подводный клуб", "Мир Севера", "Молодая гвардия", "Морской сборник",
"Вокруг света" и всем тем изданиям, на публикации из которых он опирался,
работая над романом.
Отдельная признательность - летописцам подводного флота России Николаю
Черкашину и Владимиру Шигину, а также библиотеке № 30 районной Управы
Марьино города Москвы, предоставившей для работы над романом свои фонды.
К читателю
Роман Николая Переяслова "Тень "Курска", или Правды не узнает никто",
конечно же, вызовет споры. Да и как иначе, если всё наше общество ведёт
сегодня своё независимое расследование причин, вызвавших гибель
современного подводного крейсера! Предлагает свою версию случившегося и Н.
Переяслов. Однако, как бы убедительно ни выглядело всё изображенное им,
необходимо всё-таки помнить, что это - только роман, т. е. художественное
произведение с выдуманными героями и смоделированными ситуациями. Поэтому
не стоит его рассматривать как доказательство того, что всё было именно
так, а не иначе. Автор всего лишь писатель, он даже не подводник, а потому
пусть специалистов не удивляют какие-то неточности в описании технических
харатеристик или правил несения подводной службы. Задача писателя - создать
не акт о причинах аварии на подлодке, а художественно убедительную версию
случившегося и модель развития последующих событий. И ещё - возвести своим
словом памятник погибшим морякам, вернуть авторитет нашему флоту и
напомнить миру, что мы ещё не списаны окончательно. И эта задача автору
удалась, что, на мой взгляд, - главное, ради чего стоит писать книги о
флоте.
Игнатий Белозерцев,
капитан 1-го ранга запаса, бывший подводник-североморец,
участник дальних походов подо льдами Арктики.
Часть первая
ПАПАРАЦЦИ
"...Ясно, что "Наутилус" на что-то натолкнулся и дал сильный крен. Вся
мебель опрокинулась. Картины, висевшие по стенке правого борта, сместились
по вертикальной линии и плотно прилегли своими краями к обоям, картины по
стенке левого борта своими нижними краями отошли от обоев на целый фут.
Следовательно, "Наутилус" лег на правый борт и в этом положении остался
недвижим...
...Все это время мы старались уловить малейший звук внутри
"Наутилуса".
- Что это, капитан, случайная помеха?
- Нет, на этот раз несчастный случай.
- Тяжелый?
- Возможно..."
Жюль Верн. "20000 лье под водой".
Оглядываясь сегодня назад, на эти прожитые мною, будто внутри
сочиненного кем-то романа, невероятные девять месяцев, я все чаще ловлю
себя на мысли о том, не приснилась ли мне вся эта история в некоем
растянувшемся до фантастических размеров сне в ночь с 11 августа 2000 года
на 12 мая 2001-го? Во всяком случае, если бы я услышал её из чьих-нибудь
посторонних уст, я не поверил бы ни единому слову, это уж точно! Хотя, как
вы, наверное, помните, на эту тему тогда фантазировали практически все
выходящие в России газеты, не говоря уже о день и ночь вещавших радио и
телевидении.
Что же касается меня самого, то о существовании атомной подводной
лодки К-141, известной ныне всему миру под именем "Курск", я впервые
услышал лишь утром 14 августа 2000 года, когда главный редактор газеты
"Молодежная правда" Владимир Гусаков прочитал нам на редакционной летучке
официальное зая



Назад