498240d0     

Перемолотов Владимир - Внешний Враг (Паучья Лапка - 3)



Владимир Перемолотов
ВНЕШНИЙ ВРАГ (Паучья лапка-3)
Глава 1
Солнце за окном наконец-то пробило тучу, что с самого утра висела над
княжеским теремом, и мутная тень от оконного переплета, наливаясь чернотой
неощутимо медленно поползла по оструганному полу. Белоян сосредоточенно смотрел
на темный крест, что подползал к ногам Владимира и думал о своем. Волхв старался
отвлечься от общего разговора, перебирая в мыслях события прошлой недели, но
чужие слова комарами летали вокруг, лезли в уши, сбивали с мыслей. Так и не
додумав, что хотел он поднял голову.
Рядом кружил веселый шумный гомон - нынче утром из Дикой степи вернулись
богатыри, и теперь трое дружинников сидели перед князем, рассказывая о том, что
творилось на границах Киевской Руси, но все эти разговоры о нанесенных и отбитых
ударах, о врагах, разваленных надвое, и поверженных в прах чудовищах не трогали
волхва. "Чистые дети, - подумал Белоян, - когда еще повзрослеют.... За то
князь-то, князь..." На Владимира было приятно смотреть, не то, что последние два
дня... Он сидел, улыбаясь, вертел головой, сверкал глазами. Белоян вздрогнул,
огляделся...
В горнице было людно, хотя звали сюда, вроде, только ближних к князю людей -
Добрыню, Залешанина, Сухмата, Претича и еще человек пять, что князь приблизил к
себе и все, кроме Дорбрыни, раскрыв рты слушали Ваську, Банишева сына, по
прозванью Баниш-Законник. А тот веселой скороговоркой сыпал о том, как на
обратном пути мимоходом спасли заезжих купцов, что отчего-то поперлись через
Степь, а не пошли как все порядочные люди на лодьях по Днепру.
- Умом убогие, что ли? - спросил Претичь, глядя как княжий дядя охотится за
мухой, что нахально жужжала около его кубка.
- Непохоже...- в полголоса отозвался Добрыня. Ему было не до разговора -
обнаглевшая тварь, до того ползавшая неизвестно в каких местах, вертелась прямо
перед лицом, видно, ожидая момента, когда он откроет рот, чтобы побывать и там.
- То-то и чудно, епа-епа, - гвоздем влез в их степенный разговор Баниш. -
Караванщики, купцы, епа-епа, не дурные, вроде, люди... Оружие везут, а ни охраны
нет доброй, ни понятия. Если б не мы, то кто знает, что с ними там сделали бы...
- А что, кто-то попробовал? - спросил Владимир. Богатырь кивнул.
- Тем же вечером, епа-епа.
- Степняки? - князь подался вперед. Последнее время мелкие степные вожди вели
себя неосмотрительно и он искал повод, чтобы наказать кое-кого из них. - Или
хазары?
- Разбойники какие-то шальные, - пояснил Баниш. - Налетели, епа-епа, орут,
саблями машут...
- И что?
Князь вопросительно поднял бровь, уже догадываясь чем все кончилось.
- Схлестнулись... - скромно ответил богатырь. Он повернулся к своим спутникам.
- Вон Ратибор с Микулкой отличились.
И тут же, ревниво умаляя заслуги младшего товарища, сказал:
- Ты же знаешь какой меч у него, епа-епа ... Вот и помогли купцам... Тебе
славу добыли, а себе, епа-епа, на пиво заработали.
- Только на пиво? - удивился князь. Он тряхнул головой - Не похоже... Чудно
как-то.... И не отблагодарили?
Баниш посмотрел в пол, под ноги, помялся.
- Ну, не то чтобы.... Не только на пиво...
Владимир понял, что богатырь что-то скрывает, и ободряюще улыбнулся.
- Зато вот, епа-епа, мечом разжился.
Баниш достал из ножен черный клинок, усыпанный голубоватыми холодными
блестками, словно покрытый изморосью и всем показалось, что в горнице пахнуло
холодным ветром.
- Не простой клинок, похоже...
Он протянул руку, но так и не дотронулся до лезвия. В глазах князя загорел



Назад