498240d0     

Переслегин Сергей - Фантастика Восьмидесятых - Причины Кризиса



Переслегин C. Б.
Фантастика восьмидесятых: причины кризиса
- Часть 1.
Феномен псевдофантастики
"...Каждый год издательство "Молодая
Гвардия" открывает сотни новых имен... Это
лучшие авторы, прошедшие через жесткую
творческую конкуренцию."
"Известия" 30. 7. 87.
Обернулся к первому и стало иначе:
Для увидевшего вторую образину
Первый - воскресший леонардо да винчи"
В. Маяковский.
Данная статья посвящена негативным явлениям в советской
фантастике, как-то: расцвету серости, торжеству вторичности,
доходящей до плагиата и автоплагиата, нашествия идейной,
научной, технической, наконец, литературной безграмотности.
Более всего нас будут интересовать истоки деградации
литературы. Чтобы отыскать их, мы совершим подробную и в
чем-то даже увлекательную экскурсию по произведениям
писателей - "молодогвардейцев", изучим творчество таких
корифеев, как владимир щербаков, борис лапин и дмитрй
де-спиллер, не обойдем вниманием и других, менее известных,
но столь же талантливых авторов.
Этот обзор станет отправной точкой нашего исследования.
Глава 1
Псевдолитературу в нашей стране выпускают крупносерийно. Мы
захлебнемся в обилии материала, если как-то не
классифицируем его. Вот почему я начинаю с систематики, хотя
подобная работа скучна и к тому же во многом случайна по
своему содержанию.
Можно выделить три уровня псевдофантастики. Верхний я
называю халтурой, употребляя этот термин без уничижительного
оттенка. К нф-халтуре относятся произведения, талантливые
хотя бы по одному критерию. Как правило, они хорошо читаются.
(Особенно, если не знать оригиналов.) Халтура включает в
себя удачные перелицовки чужих произведений и
упрощенничество, для которого характерно навязчивое
стремление автора выхолостить исследуемую им проблему.
Наконец, самые яркие образцы псевдолитературы я отношу к
уровню паталогий. Надо сказать, что в отличие от серых книг,
эти книги читать интересно, как интересно смотреть на
уродцев в кунсткамере. Паталогии совершенно непредсказемы.
На этом уровне встречаются книги литературно беспомощные,
безграмотные, наконец - с идейными извращениями.
Сразу отметим водораздел между халтурой с одной стороны,
серостью и паталогией - с другой. Халтура часто талантлива,
поэому ее трудно отнести к псевдолитературе, тем более, что
вряд ли найдется фантаст, который хотья бы раз в жизни не
отдал ей дань. Халтурой зачитываются: по университету ходят
распечатки с Саймаковским "Братством талисмана" - упрощенным
переложением Толкиена, в библиотеках - очереди на Стивена
Кинга, Крапивин, автор знаменитой "Голубятни" получает
премию за "Детей синего фламинго", где используются мотивы
"Дракона", а "Перевал" К. Булычева ценят едва ли не выше
"Льда и пламени" Р. Бредбери.
Относя к "негативным явлениям" большую часть творчества
Булычева и Ларионовой, всего Ярославцева, Балабуху, Шаха,
многое из написанного Бабенко и Геворкяном, я заслуживаю
упрека в узости, доходящей до фанатизма. Сразу оговорюсь
поэтому, что считаю развлекательную халтуру не только.
Естественной, но и необходиой. Она выполняет важные
общественные функции, обеспечивая отдых читателей, а иногда
и облегчая им социальную адаптацию. Проблема заключается в
возникновении антиотбора - ситуации, при которой удается
публиковать лишь низкосортные произведения. Халтура начинает
определять качество фантастики в целом, и тогда рождается
паталогия - уродливая карикатура на нее. В условиях
восьмидесятых годов расцвет халтуры и нашествие паталогий
слит



Назад