498240d0     

Переверзев Леонид - Гряди, Воскресенье - Христианские Мотивы В Джазе Дюка Эллингтона



Леонид Переверзев
Гряди, Воскресенье: христианские мотивы в джазе Дюка Эллингтона
Импровизационная компиляция
Come Sunday: Christian Motifs In Duke's Jazz
Improvisational compilation
производилась Л.Б.Переверзевым с 19 февраля по 19 марта 1999 в
предвкушении Фестиваля "Мы помним Дюка Эллингтона" (15-21 апреля 1999)
включающего Конференцию "Дюк Эллингтон и Европейский Джаз", где я, по
любезному приглашению В.Д.Фейертага мог бы выступить с докладом, тема
коего означена выше.
Леонид Переверзев: Гряди, Воскресенье
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
Дорогие друзья и коллеги, не знаю, удастся ли мне на Конференции выступить
перед вами с устным сообщением, а если и да, то сумею ли изложить в
отведенное время все намеченное. То, что я сейчас набираю, монтирую и
надеюсь распечатать заранее хотя бы в нескольких экземплярах - отнюдь не
результат какого-либо систематического исследования. По жанру это просто
импровизационная компиляция фрагментов из ряда широко известных и
общедоступных источников; в лучшем случае - "материалы к вопросу". Сразу его
и ставлю.
В чем вопрос?
То, что в сочинениях Эллингтона текстуально встречается немало
ветхозаветных и евангельских мотивов (включая "Отче наш") - бесспорно для
всякого, кто просматривал хотя бы список его сочинений, и вовсе не
удивительно: Дюк с раннего детства был глубоко верующим человеком, о чем
сообщали все его добросовестные биографы (Барри Уланов, Стенли Данс, Дерек
Джуэл, Джим Коллиер), и он сам.
Вопрос в ином: насколько вышеозначенные мотивы определяют - в тех случаях,
когда они там встречаются - общую природу, эмоциональный строй и
конкретно-выразительные средства тех произведений Эллингтона, которые мы
причисляем к джазу? Или спросим проще (и прямее): являются ли джазом его
Священные Концерты - лучшее и высшее, по его словам, из всего, им
созданного?
Мнения авторитетнейших экспертов на сей счет расходятся диаметрально.
Начать с того, что сам Эллингтон еще с середины сороковых годов не раз
заявлял, что прекращает использовать термин "джаз" применительно к
собственной музыке, предпочитая называть ее сперва "негритянской", позже
"афро-американской". В 1968 году, после полусотни исполнений Первого
Священного Концерта, он дал понять, почему: "Все мы много лет работали и
сражались под знаменем джаза, но само это слово лишено смысла... в нем есть
нечто снисходительное, уничижительное, принижающее достоинство".
Тем не менее, незадолго до своей кончины Дюк оставил нечто вроде
эстетического напутствия потомкам, озаглавленного "Джаз для молодых людей".
Да и по поводу Священных Концертов не раз говорил, что вложил и
сконцентрировал в них сущность всего того, к чему стремился на протяжении
всей жизни.
По оценке Стенли Данса, солисты эллингтоновского оркестра, общепризнанные
и неподражаемые виртуозы импровизационно-джазового исполнительства (никаким
иным, кстати, и не владевшие), достигали наивысшего вдохновения,
эмоциональной отдачи и блеска своего мастерства как раз в этих
Концертах.(The World of Duke Ellington, 1970. p.253).
А вот вне-джазовые наблюдатели были в изрядном недоумении, и мне
запомнился заголовок в одной британской газете: "Дюк предал свинг ради
псалмов". Но наиболее серьезны аргументы В.Д.Конен, утверждающей, что
"эстетическое задание" Концертов лежит в русле идейно-художественных
устремлений, принципиально чуждых джазу и выпестованных полуторатысячелетним
развитием западно-европейской музыкальной культуры: "амвросианский гимн
средневековья и духовные гимн



Назад