498240d0     

Пермяк Евгений - Бабушкины Кружева (Сборник)



Евгений Андреевич Пермяк
Бабушкины кружева
(сборник)
Евгения Пермяка по праву считают мастером современной сказки.
Обратившись к народной поэзии, писатель наполнил ее новым содержанием,
созвучным современности, приблизил язык сказки к современному народному
языку.
Главной темой рассказов, сказов и сказок, включенных в "Избранное",
является труд и утверждение высоких нравственных начал.
Содержание
Саламата
Шоша-шерстобит
Дочь луны
Страничка юности
САЛАМАТА
Бывает, что сегодня и вчера переплетаются в одном узоре так, что ты не
можешь разлучить минувшие и наши дни. Они, как мать и дети, живут в одной
семье - в одном рассказе...
В прошлом году меня зазвали на день рождения Светланы - дочери моего
школьного товарища, с которым я виделся довольно редко. Светлане
исполнилось двадцать лет, и она училась на каких-то курсах, имеющих
какое-то отношение к звероводству, которое, как мне показалось, не имело
никакого отношения к ее стремлениям.
Отец Светланы жаловался мне, что после окончания десятого класса ее
преследуют неудачи, и последней из них он назвал любовь дочери к некоему
Володе.
- У этого Володи, да будет тебе известно, - сообщил мой друг, - ни
одного метра жилой площади. Прописан он у тетки, а живет где придется, и
специальность у него... Как тебе это понравится?.. Специальность у него -
шофер механик. Работает в каком-то захудалом гараже треста столовых.
Заработок так себе... А собственного достоинства и самоуверенности... Как
будто он защитил докторскую и готовится стать вторым Менделеевым. Вот он,
сидит рядом с дочерью.
Мой друг указал на молодого человека лет двадцати пяти. Его волнистые
светлые волосы были высоко зачесаны. Умные добрые серые глаза смотрели
приветливо из-под длинных белесых ресниц. По всему было видно, что он
чувствовал себя как-то виновато. Мало ел. Отказался выпить рюмку настойки.
На заданные вопросы отвечал сдержанно и почтительно, даже младшим.
Когда десятилетний сын моего товарища спросил Володю: "Володя, а ты
чем лицо моешь? Тоже бензином?" - на это Володя, чуть смутившись, ответил:
- Водой и мылом.
Отцу Светланы и ее матери "жених" явно не нравился. Они не упускали
случая, чтобы уронить его в глазах дочери. И все это мне напомнило, может
быть, и не столь поучительную, но, во всяком случае, несколько необычную
сибирскую историю любви батрака и девушки из зажиточной середняцкой семьи
Шумилиных, и я принялся тогда рассказывать, как это было.
...А была это в двадцатых годах. Парня звали Тимофеем, а девушку
Марией. Впрочем, этим именем Машу никто не называл. Для всех она была
Саламатой.
Это ласковое прозвище она получила в раннем детстве. Рязанские
плотники-отходники, рубившие Шумилиным дом, угостили Машу саламатой. Это
блюдо так понравилось маленькой девочке, что ее первым отчетливо
произнесенным словом оказалось "саламата".
Саламатой, смеясь, стала называть ее мать, потом - братья, а за ними и
вся деревня. Ласковое прозвище стало вторым именем Маши.
Саламату я встретил впервые, когда ей было девятнадцать лет. Меня
тогда расквартировали у Шумилиных. Это была крепкая, дружная семья. Жили
они справно, ели не оглядываясь. Старик Шумилин как-то сказал мне:
- При нашей-то силе мы два продналога заплатим да еще пять семей
прокормим. А сила наша - в целине. Жадный да скаредный паханую землю
перепахивает, а мы и вековой дерновины не боимся. Вот и берем сто пудов,
где другие и тридцати не нажинают.
Нужно сказать, что старожильская деревенька Полынная, где жили




Назад