498240d0     

Пермяк Евгений - Самоходные Лапотки



child_tale Евгений Андреевич Пермяк Самоходные лапотки ru MCat78 MCat78 nsergei@list.ru FB Tools 2006-08-03 MCat78 481E5091-1617-40E9-B14C-0A85CD9D169C 1.0 Золотой гвоздь Дрофа-Плюс 2005 5-9555-0663-2 Евгений Пермяк.
Самоходные лапотки.
Три сына при отце жили. Земли у отца было мало. Одну десятину на троих не разделишь Да и одну лошадь тоже натрое не раздерешь.

Вот и придумали братья ремслами промышлять Жить-то ведь надо.
— Я по городам ремесло пойду искать,-говорит старший сын, — За которое больше платят, то мое и будет.
— А я, — говорит средний сын, — стану по базарам ходкий товар высматривать. Какой ходчее идёт, тот и делать буду. До младшего очередь дошла.
— Чем ты, мил сын, промышлять будешь?
— Хотелось бы мне, тятенька, научиться лапти плести. Всегда в спросе. Засмеялись братья.
— Дурень и есть дурень! В спросе-то они в спросе, да цена-то за этот спрос с воробьиный нос Вот оно что… Поговорили так братья и разошлись Идёт старший сын по городам и видит: мастера чаёвничают. Подсел.

Слушать стал, о чём мастера беседуют.
— А я сто одну деньгу зарабатываю! — хвастался каменщик. — Одну деньгу для души в трактир отдаю, а сто денег в дом несу. Как он услышал эти слова, и думать больше не стал. Доходнее каменного ремесла не найдёшь.
— Возьми меня, каменщик, в выученики! Посмотрел каменщик — парень здоровый, плечи широкие, руки сильные и, видать, глазастый.
— Возьму, — говорит, — если ты ремесло ниже денег ставить не станешь Взял его и начал каменному делу обучать. Второй сын идёт по базару и видит: дуги хорошо разбирают. А старичок-дуговичок, который дугами промышлял, возьми да и похвались:
— Мошна у меня, как дуга, туга! Что ни дужка, то полтина с полушкой. Полушку-на косушку, полтину — домой! Как услышал это средний сын, тут же порешил дуги гнуть. А младший лыка надрал, колодочек лапотнык настроил и плетёт себе лапоть за лаптем.

Один — с косиной, другой— с слабиной, третий — в руки взять совестно. Парни-однолетки, девки-невесты в один голос бедняжку просмеивают, недоумком лапотным величают. А он плетёт себе и плетёт.

Одна неделя проходит, другая начинается. Полная баня лаптей, а обуться не во что. На пятую неделю от лаптей вовсе тесно стало; сын-то и говорит отцу:
— Тятенька, дай лошадь, я на базар лапти повезу. Дал отец лошадь. Привез мастер свои лапти да и свалил их в кучу.
— Почём, парень, лапти? — спрашивает народ.
— По совести.
— По какой такой совести?
— Подходи, выбирай по ноге. Если совесть заговорит — скажет, сколько заплатить надо. А если совесть промолчит — значит, даром носи. Много народишку налетело на даровые лапти.

Живёхонько разобрали. Кто грош, кто полушку кинет, а другой не то что полушку или грош, а ещё к лаптям приплату просит.
— Коли, — говорит, — по совести, так по совести. Полушку заплатишь — так и быть, потешу тебя, малый, твою худую работу на свои добрые ноги надену.

Делать нечего, приплачивает мастер к своим лаптям, а сам смотрит, какие лапти складнее на ноге сидят, за какую пару приплаты не просят, а деньги дают. Расторговался парень — ни лаптей, ни денег, а песни поёт.
— Ты что, мил сын, больно весел? Аль выручку большую привез?
— Не выручку, тятя, а выучку. Выучка дороже всего. Сказал так и пошёл в липняк лыко драть — и опять за лапти. А той порой старший брат, подучившись кое-чему, камни кладёт, торопится, а средний дуги гнёт, поспешает.

Пока меньшой сто лаптей сплёл, старший много кирпича выклал, а средний того больше дуг нагнул. Пришло время братьям встретиться.
— Ну, милые мои сыны, — г



Назад