498240d0     

Пермяк Евгений - Сказка О Сером Волке



Евгений Андреевич Пермяк
Сказка о сером волке
Роман
"Сказка о сером волке" повествует о встрече двух братьев -
председателя большого колхоза Петра Бахрушина и бежавшего в гражданскую
войну в Америку Трофима Бахрушина, решившего на склоне лет побывать в
родном селе.
I
Все ладилось у Петра Терентьевича Бахрушина, и казалось, неоткуда было
ждать даже самого малого облачка, которое могло бы омрачить это ясное утро.
После объезда полей и участков, довольный увиденным, он пребывал в
самом разотличном настроении. Яровые пошли в такой рост, что хоть не уходи
с поля. Коровы, несмотря на жару, не сбавляли удоя. Наконец прибыли
долгожданные двадцать четыре тонны кровельного железа. Солнышко и то словно
подмигивало в этот день удачливому председателю.
Разнуздав и привязав к правленческой коновязи Жимолость, Петр
Терентьевич поздоровался с приезжими плотниками, прошел в старый, тесный
председательский кабинет. И там, будто по его заказу, из приглушенного
настольного репродуктора послышался "Танец маленьких лебедей".
Музыка - добрая спутница Петра Терентьевича. И в нелегкие годы своей
жизни он обращался к ней со своими раздумьями.
Человек сердечный и тонкий, Бахрушин огрублял себя, точно стесняясь
показать людям свой мир чувств и переживаний. Не всегда удобно седеющему
человеку, да еще занимающему видное положение, восторгаться чарующей
мелодией, которая, смолкнув, все еще продолжает звучать где-то в забеленной
временем голове.
Дослушав "Танец маленьких лебедей", выключив репродуктор, Петр
Терентьевич подошел к письменному столу и увидел под старинной гирькой
продолговатый белый конверт, оклеенный иностранными марками.
- Сашунька! - позвал он секретаря-машинистку. - Где ты?
Вошла худенькая белокурая девушка в легком маркизетовом сарафанчике.
- Я тут, Петр Терентьевич. Сводку перепечатываю.
- Оказывается, письмо какое-то пришло, а ты хоть бы что...
- Так я же не хотела мешать... из "Лебединого" ведь передавали...
Петр Терентьевич посмотрел на девушку и с напускным безразличием
сказал:
- Неужели из "Лебединого"?.. А я как-то мимо ушей пропустил.
- Да ладно уж, Петр Терентьевич, - улыбнулась девушка. - Лебедята-то
все еще, наверно, у вас перед глазами скачут.
- Может быть. Только теперь время служебное. А мы с тобой люди
солидные. Так или нет?
- Наверно. Особенно я.
Бахрушин расхохотался.
- Откуда письмо, Сашуня?
- Из Америки, Петр Терентьевич.
- Из какой Америки?
- Из Нью-Йорка, Петр Терентьевич. Вот. Тут написано.
Бахрушин надел очки, прочел.
"Господину президенту колхоза "Коммунистический труд" Бахрушину Петру
Терентьевичу".
- Да кто же меня может знать в Америке по имени и отчеству?
Девушка не ответила.
- Это письмо, вернее всего, о бычках, - высказал догадку Бахрушин. - У
нас нынче пять племенных бычков на экспорт берут. Что ж ты не вскрыла, не
прочитала? Доложила бы. Как положено секретарю.
- Я не должна была вскрывать это письмо, Петр Терентьевич...
- Это почему, если у тебя от меня допуск ко всякой переписке?
- А к этому письму меня никто не допускал, - ответила Сашуня, понизив
голос и опустив голову.
Разглядывая далее конверт и прочитав имя отправителя, Бахрушин вдруг
умолк. Рука его дрогнула. Кольнуло в боку. Пол под ним слегка качнулся. На
мгновение потемнело в глазах, потом снова стало светло. Даже слишком.
- Сашуня, ты иди и допечатывай, что там надо... Да выдерни ключ из
двери, чтобы минут с десяток ко мне никто не входил.
Девушка ушла. Бахрушин медлил с распечатыванием письма



Назад