498240d0     

Первушин Антон - Пираты Xxi Века 2



Антон Первушин.
Операция «Снегопад» (Пираты XXI века-2).
На излете века российская армия находится на грани нищеты и голода.
Правительство отказывается платить по долгам. Среди пострадавших — боевые
пилоты, офицеры военно-авиационной части 461-13 «бис». Они не могут больше
ждать. Они устали ждать и берутся за оружие. Они становятся пиратами для того,
чтобы выжить. И для того, чтобы победить.
Автор хотел бы выразить искреннюю признательность:
— Виталию Гришечкину за моральную и материальную поддержку,
— Александру Прозорову за ценные советы и суровую критику,
— Андрею Балабухе за многолетнюю бескорыстную помощь,
— а также всем участникам сетевой конференции RU.AVIATION за интересные
рассказы о современной авиации.
Глава первая. «НА САМОМ ВЫСОКОМ УРОВНЕ».
(Аэропорт Ле-Бурже, Франция, июль 1996 года)
Имитация воздушного боя — это тонкая, выверенная до мелочей и тщательно
отрепетированная игра. Здесь, в Европе, в густонаселенном районе да еще на
авиационном шоу, когда внизу тысячи туристов и местных жителей, среди которых
немало офицеров и дипломатов со всего света, нельзя допустить ни единой ошибки.
Не до мальчишеских выходок, которые мог себе позволить коллега Карабасов на
авиабазе Лэнгли, что в штате Вирджиния[1]. И Громов не собирался выпендриваться.
Собственно, его и выбрали для участия в этом шоу потому, что он в отличие от
большинства «витязей» не любил выпендриваться, на любой вопрос по технике
высшего пилотажа отвечая просто: «Это я могу сделать» или: «Этого я не могу
сделать».
За неделю до авиашоу они засели в гостиничном номере с Жаком Арто, которому
предстояло пилотировать истребитель условного противника — французский
«Мираж-2000[2]» — и, наливаясь до бровей апельсиновым соком, расчертили схему
предстоящего показательного боя. Обговорили каждый маневр. Для разминки —
преследование. Сначала «Мираж» преследует «Сухого», затем «Сухой» делает кобру
Пугачева[3], «Мираж» проскакивает под ним, и роли меняются. После выполнения еще
целого ряда фигур и маневров — «горка», «хук», «колокол» и так далее — был
запланирован встречный бой, когда истребители должны были идти друг на друга,
нос в нос, и в последний момент, когда у зрителей захватит дух от, кажется,
неизбежного столкновения, разойтись и под аплодисменты совершить посадку на
аэродром.
Капитан Арто оказался свойским парнем. Не из тех тупоумных патриотов, что
кичатся собственной «легендарной» техникой и слышать не хотят о сотрудничестве с
«отсталыми» русскими. Оказалось, что дед его воевал в составе знаменитого полка
«Нормандия—Неман», летал на «Як-3», а после войны заделался ярым сталинистом.
Умер он совсем недавно от внезапного инсульта, хотя всю жизнь держался молодцом
и на здоровье не жаловался. Сам Жак Арто сталинистом не сделался (да и с чего бы
молодому человеку, родившемуся в «Столице мира», в свободном и процветающем
Париже, становиться сталинистом?), но доброжелательное отношение к русским он у
деда перенял и был рад сотрудничеству с блестящим русским офицером из группы,
прославленной своими необычными трюками на самых современных машинах.
Обговорив детали, Громов и Арто взялись за отработку каждой фигуры
индивидуально и в спарке. Шоу должно было получиться на славу.
День показательных выступлений пилотажных групп на международном
авиационной салоне в Ле-Бурже выдался ясный и солнечный — «видимость девять
баллов», как принято говорить среди специалистов. В десять утра все участники
показательных выступлений заняли свои ме



Назад