498240d0     

Первушин Антон - При Попытке К Бегству



Антон Первушин
ПРИ ПОПЫТКЕ К БЕГСТВУ...
Славным бойцам невидимого фронта из Комиссии по Контролю -
посвящается.
1.
"Перейре, стражнику, носителю отличного меча, начальнику охраны в
хижинах у пределов машин от Третьей Спицы Лучезарного Колеса в
золотых мехах, носителя грозной стрелы, слуги под самым седалищем
Великого и Могучего Утеса, сверкающего боя, с ногой на небе,
живущего, пока не исчезнут машины, повергается на голову это
распоряжение.
Приказываю первое: увеличить производительность хижин у пределов
машин еще на четыре прирученных машины в месяц.
Приказываю второе: до исхода Третьей Луны представить к ступне
Лучезарного Колеса доклад об использовании ста двадцати мер крупы и
двухсот мер угля.
Приказываю третье: в посланной вам мере преступивших установление
отделить низкого, носившего некогда имя Райра, на работы к машинам
не посылать, а пристроить к нему верного друга, который будет
следить за каждым его шагом и словом.
Третья Спица Лучезарного Колеса в золотых мехах."
Перейра, начальник охраны в хижинах у пределов машин, вздохнул и
перечитал послание еще раз. Более внимательно и вдумчиво, чем в
первый. Что-то насторожило его в этом самом обыкновенном с виду
распоряжении от высокого чиновника из Столицы. Что-то, пока весьма
неясное - то ли предчувствие, то ли смутное подозрение - задело
Перейру, а он привык доверять даже самым смутным подозрениям и
предчувствиям. Потому, наверное, и удержался здесь, на своем
маленьком седалище, а не отправился в хижины, поближе к собственным
подопечным.
Перейра встал и, оставив послание на столе, подошел к окну. За
окном был пасмурный, но теплый день. Снег подтаял, и перед домом
образовалась слякотного вида лужа. Первая смена в цехах закончилась
и стражники, привычно поигрывая копьями, гнали длинные вереницы
преступивших: одну партию от цехов к хижинам и похлебке, другую -
от хижин к цехам и машинам. Перейра, как и всегда, выделил
вниманием среди фигур, закутанных в черные меха, одну - для него
особенную. Был это Хайра, носитель копья, труполюб и дристун. Он не
стоил той чести, которую ему оказывал Перейра, замечая и отмечая
для себя каждое новое его появление в пределах видимости, однако
именно с этим говнюком у начальника хижин были связаны хотя и
давешние, но весьма неприятные воспоминания, и потому взгляд
Перейры (он научился узнавать Хайру по походке) нет-нет да и
задерживался на молодом носителе копья.
Впрочем, не только Хайра отвлекал иногда начальника хижин от
сиюминутных забот, направляя поток сознания в некие труднодоступные
глубины памяти. Так, с недавних пор в хижинах появился высокий
нескладный старик с печальным тусклым взглядом вечно слезящихся
глаз. Он порождал в Перейре совершенно иные, чем Хайра,
воспоминания - тёплые и светлые. Начальник определенно видел где-то
этого старика раньше, но никак не мог вспомнить, где именно. Скорее
всего в Столице. Может быть, и в самом Стеклянном Зале, у ног
Великого и Могучего, где начальнику хижин довелось побывать только
раз.
Однако не удивительно, что пришлось им встретиться снова и здесь,
по обжигающе ледяную сторону от гор: в мире под седалищем Утеса ни
один человек не был застрахован от такого вот печального исхода -
безымянным, лишенным имущества и семьи, оказаться у грохочущего
станка с ручным приводом, радуясь, как крупе небесной, безвкусной
баланде и грязной подстилке на холодном полу. Такова жизнь.
Вот и сейчас, взгляд Перейры остановился на секунду, цепко выхватив
из своры



Назад