498240d0     

Первушин Антон - Великий Крик



Антон Первушин
ВЕЛИКИЙ КРИК
Война получилась позиционной и затяжной. Длилась она восемь лет, пятнадцать
месяцев, двадцать шесть дней, семь часов и одиннадцать секунд, и
закончилась сокрушительным поражением, полной капитуляцией, аннексиями и
контрибуциями.
Страна лежала в руинах. Экономика, надорванная милитаризацией, пребывала
там же. Правительство как-то само собой сверглось и бежало. Тех, кто не
успел свергнуться и бежать, развесили на фонарных столбах в драматичной
обстановке переходного периода.
Конечно же, долго развал и хаос продолжаться не могли; у населения появился
спрос на твердую руку, горячее сердце, орлиный взор и папиросы "Герцеговина
Флор", который спрос и был немедленно удовлетворен приходом на олимп власти
Временного Диктатора.
Временный Диктатор был по натуре, в общем-то, неплохом человеком. Любил
стихи, детей и кошек. Hо как ни странно, он был еще и умным человеком. Он
понимал, что ситуация требует от него решительных действий, крутых мер и
поправок к уголовному законодательству. Он полностью оправдал доверие
своего народа, введя в будничную практику экспроприацию, национализацию,
девальвацию и расстрел на месте. Так ему в рекордно короткие сроки удалось
подавить сотрясавший страну озноб анархии, реанимировать армию, укрепить
спецслужбы и снять с фонарей прежнее, успевшее несколько протухнуть,
правительство. И вроде все было хорошо, народу бы радоваться, слагать стихи
и возводить памятники мудрому руководителю, но народ почему-то остался
недоволен, роптал и шептался за рюмкой чая о старых добрых временах,
дешевой водке и ушедшем общенациональном величии.
Временный Диктатор тоже был патриот, родину любил не меньше, чем кошек, и
подобно другим предавался ностальгическим воспоминаниям. Hо тем и
отличаются правители от простых людей, что имеют возможность рассматривать
любой вопрос в комплексе, а Временный Диктатор видел, что страна на данном
этапе своего развития, после сокрушительного поражения, социального шока и
братских могил, вряд ли так сразу сможет вернуть себе былое величие.
Представители оппозиции, из тех, которые сумели пережить смуту, гаечную
работу и поправки к уголовному законодательству, как всегда безответственно
кричали на митингах о реванше, и Временный Диктатор готов был даже
согласиться с ними, однако сознавал: реванш реализуем только при наличии
общенациональной идеи, а идеи такого рода в обескровленном затяжной войной
государстве пока не наблюдалось.
Временный Диктатор рассмотрел несколько возможностей для возникновения
указанной идеи. Hапример, можно было реанимировать идею экспансии,
территориальных претензий к традиционным внешним противникам, но подобный
реванш чреват новой войной и новым поражением, а второго такого поражения,
понимал Диктатор, страна не вынесет.
Можно было попробовать идею духовного роста, поддерживаемого рядом
социально ориентированных программ, налоговыми льготами для меценатов и
бюджетными отчислениями в сферу высоких искусств. Однако этот во всех
отношениях привлекательный путь требует терпения, времени и народного
понимания. А с терпением обычно напряженка, особенно - во втором акте
трагикомедии послевоенных реформ; со временем - еще хуже: не дадут на такое
дело времени, никому никогда не давали и теперь не дадут; а народное
понимание - где его возьмешь народное понимание-то, когда уровень еще ниже
среднего и народ отдает предпочтение стакану бормотухи культпоходам в
театр?
"Вот если бы народ был другой, - думал иногда



Назад